КиноНовости

ОБЗОР «Однажды в Голливуде»: ода Америке 1960-х годов

© Кадр из фильма "Однажды в Голливуде"

Неделю назад Квентин Тарантино (Quentin Tarantino) представил свой 9-й фильм «Однажды в Голливуде», который удостоился в Каннах 6-минутных оваций. Что ж, в нем действительно есть все: шикарный актерский состав, красивая картинка и известная каждому американцу историческая подложка.

К сожалению, в этом заключается и минус фильма — большинству рядовых кинозрителей медленное развитие картины может показаться скучным, а глубокий посыл быть непонятен. Это действительно нетипичный фильм Тарантино, который режиссер снимал в большей степени для себя и своих одногодок, которые также застали это непростое переходное время в кинематографе. Тем не менее большинство тарантиновских фишек налицо, даже фетиш на ноги засветился в нескольких ключевых сценах. Развитие сюжета по сути происходит лишь в последние минуты фильма, а до этого в центре повествования судьба Рика Далтона, которого играет Леонардо ДиКаприо (Leonardo DiCaprio). Но если присмотреться повнимательнее, уже в самом начале появляются предпосылки того, что случится в дальнейшем, а именно нападение «Семьи», секты Чарльза Мэнсона (Charles Manson), на жителей Голливуда.

Обычно при выборе фильма для просмотра в приоритете легкое, незамысловатое кино, которое подарит острые эмоции и не заставит много думать. С новой картиной Тарантино так не пойдет. Чтобы действительно получить удовольствие и понять глубокий замысел режиссера, стоит заранее почитать о судьбе Шэрон Тейт, о Романе Полански и состоянии кинематографа в тот период, а также знать о базовых принципах «Семьи», иначе молодые люди в конце выглядят полными идиотами.

Ну а ДиКаприо и Брэд Питт (Brad Pitt) идеально сосуществуют на экране на фоне всего этого действа. Нет смысла вообще что-то говорить об их актерской игре, потому что за них уже давно всё сказали их предыдущие культовые роли.

На фильм определенно стоит идти, если вы любите Тарантино и качественное кино и готовы с головой вникнуть в историческую канву.