Интервью

Гипнолог Елизавета Че : «В руках неопытного специалиста гипноз — бомба»

© Пресс-служба / Елизавета Че

Гипнолог Елизавета Че: «Реабилитирую после курсов псевдо-коллег»

Всем знакомо загадочное слово “гипноз”, но мало кому пришлось столкнуться с настоящим, сертифицированным специалистом из этой области. Говорят, что гипнотерапия — что-то среднее между медициной и магией, но так ли это на самом деле? Где учат гипнологов, с чем сталкиваются подобные специалисты, и как гипноз может изменить жизнь человека? Рассказывает эксперт в области психологии, медицинский гипнолог Елизавета Че

Вольф Мессинг как-то сказал: «Гипноз — опасное оружие. Так же как энергию атома, его следует использовать разумно». Вы согласны с этим? Что для вас гипноз?

Наверное, да. Вольф был менталистом (не гипноз), но это тоже оружие. Я не считаю сам гипноз опасным, скорее некоторых людей. В руках неопытного специалиста гипноз — бомба.  

В шапке профиля вашего Инстаграм написано «Реабилитирую после курсов псевдо-коллег». Что это значит? Имеется ли у вас какой-то негативный опыт? Расскажите об этом подробнее.

Курсы, которые я провожу, скорее, и есть реабилитация. К нам очень часто приходят с целью восстановления. 

Я человек с высшим психологическим образованием, поэтому прекрасно понимаю, о чем говорю. Многие “специалисты” в интернете утверждают, что при любой депрессии поможет психотерапия, но это говорит только о том, что они плохо учились: есть несколько видов депрессии. Эндогенная, например, не лечится никакими техниками, только фармакологией, поскольку у человека в организме не вырабатывается серотонин. Неучи же начинают терапевтировать таких людей, доводя их психику до критического состояния, после чего они приходят к нам и получают соответствующее лечение.

Расскажите о своем образовании. Где учились? 

Мое основное образование —  психолог, было повышение до клинического психолога. Я считаю, что у мозга есть только два пути: прогресс или регресс, он не может стоять на месте. Поэтому я много и упорно училась.  

Сейчас я получаю аттестацию американской гильдии гипнологов, поеду туда в августе и буду представлять Россию на международном Саммите по гипнозу и выступлю с собственной программой. 

Как вы пришли именно к «Гипнотерапии». Чем-то вдохновились? Расскажите про ваш путь.

Изначально я занималась магией. Часто ко мне приходили люди, которые не могут по-другому решить проблемы и повлиять на внешний мир. Они хотели с помощью сторонних сил кому-то отомстить и что-то изменить. 

У меня интересная история: моя прабабушка была известной целительницей. Я с детства росла в необычной атмосфере. К нам в гости приходили люди с необычными способностями, и, глядя на них, я мечтала узнать больше, а именно поехать на Кубу и в Нигерию, чтобы изучать магию и эзотерику там. 

Мария и гипноз связаны, поэтому в какой-то момент я решила углубленно изучить гипнотерапию. Свой первый диплом я получила в 2001 году. Потом было еще много обучений, но ничего лучше гипнотерапии нет — это пульт управления жизнью.

Нам известно, что вы обучались во многих странах в том числе: в Нигерии, на Кубе, в Индонезии, Вьетнаме, Индии и др. Расскажите об этом, почему выбрали эти места? 

Да, я училась в Нигерии, Индонезии, во Вьетнаме, в Индии и на Кубе. Это бесценный опыт, который невозможно передать словами. Больше всего мне запомнилось обучение на Кубе. Только представьте: девочка приехала на Кубу, бронирует квартиру в Гаване, ищет наставника, не зная языка и кого-либо из местных. Мистическим образом мы нашли и переводчика, и наставника. 

В целом, вся эта история со мной — одно сплошное чудо. Скажу только одно: там происходили какие-то невероятные, удивительные вещи, они где-то за гранью человеческого понимания.

Все люди хотят найти «волшебную таблетку», которая избавит их от депрессии, недугов, проблем и т.д. Как вы считаете, существует ли она?

Существуют методы, которые способны воплотить этот запрос в реальность. Волшебной таблетки нет. Я столько всего прошла, что точно знаю: нет ни одного инструмента, ничего такого, что подошло бы всем людям. А противопоказания есть даже у воды и свежего воздуха.

Состояние гипноза вызывает у людей абсолютно разные реакции: у кого-то смех, у кого-то слезы, агрессия или погружение в травматическое воспоминание. От чего зависит, как тот или иной человек поведёт себя в состоянии гипноза?

Технически мы все с вами находимся в гипнозе нон-стоп, минимально 5 часов в день. Даже если вы очень осознанны, когда вы засыпаете, но не спите, и когда просыпаетесь, но не до конца — все это гипноз, его еще называют астродинамикой. 

Гипнотическое состояние- чувство, в котором вам хорошо, там вы полностью расслаблены, и все, что вы испытываете, вам внушает ваш терапевт. 

С чего вы начинаете работу с пациентом, если речь идет об индивидуальном сеансе?

Перед началом работы я обязательно узнаю запрос, с некоторыми я не работаю, например, с онкологией. Моя мама умерла от рака, эта тема меня триггерит. Я не могу быть равнодушной к таким пациентам и начинаю им сопереживать, включаюсь, а если это происходит, то я не могу транслировать ничего другого, кроме того, что произошло с моей мамой. 

Все остальные запросы я рассматриваю индивидуально. 

На одном из вебинаров Вы сказали, что сценарий жизни — это наши убеждения и ограничения. Что нужно сделать, чтобы переписать сценарий?

Это большой труд, гипнотерапия работает с такими задачами.

Я  верю и воспринимаю нашу реальность следующим образом: наша голова-это кинопроектор, наше подсознание — пленка, наши глаза — экран. Через проектор и голову транслируется то, что находится на пленке. Бесполезно пытаться изменить внешние события, кивать на экран и бить его. Чтобы изменить ваши реакции на то, что происходит вокруг, нужна новая пленка, то есть ваши подсознательные программы. 

Все, что я делаю– это про написание сценария, смену пленки.

Есть люди, которые не поддаются гипнозу, как помочь им в таком случае?

Есть. Я такой человек. Меня погружали 4 раза до того, как я начала сама заниматься гипнозом, и ничего не получалось. В итоге я оказалась сомнамбулой, которая очень легко погружается и транслирует эти состояния другим. 

Нет людей, которые не поддаются гипнозу, есть техники, которые в данный момент не подходят этому человеку.

Применяли ли вы гипноз для работы с детьми?

Первый ребенок, с которым я начала заниматься гипнозом, это мой сын. Ему сейчас 5 лет. Я создала детские гипносказки, там записано много поддерживающих программ, направленных на то, чтобы ребенок лучше учился. В них вшиты абсолютно безопасные программы. 

У детей очень открытое подсознание, и критический фактор еще не сформирован.С ребенком нужно работать иначе, чем со взрослыми, очень аккуратно подбирать методику, потому что они верят во все. 

У вас есть 3-ех месячный курс под названием «Самогипноз». Курс проходит в онлайн-формате, что очень удобно в условиях сложившейся ситуации с коронавирусом, но многие люди в офлайн-формате воспринимают информацию гораздо лучше. Не считаете ли вы, что онлайн-формат снижает эффективность обучения?

Я люблю давать информацию вживую: три дня, и я свободна. За этот короткий срок дается столько информации, что люди потом месяц ее переваривают. Я говорю достаточно быстро и, когда попадаю в информационный поток и начинаю приводить примеры, не могу остановиться, потому что думаю быстрее, чем говорю. 

В онлайн-формате работать лучше, так информация раскладывается по полочкам, для учеников это намного проще. Я люблю онлайн-формат. Но каждый проходит курс в удобном для себя режиме: послушать и переслушать.

Какие вы ставите перед собой цели, планы на будущее?

Я хочу создать профессиональное сообщество гипнологов в России и поддерживающую среду для них. Сейчас, к сожалению, в нашей стране я наблюдаю только конкуренцию и агрессию. Это нужно исправлять.

Какие-то планируются проекты, запуск новых курсов?

У нас планируется масштабный выпускной 23 апреля в Крокус Сити Холл с потрясающим гипно-шоу, что-то из серии Тони Робинса. Также в планах запустить обучение профессии гипнологии. Те, кто сдадут экзамен, будут сертифицироваться в Америке.

Новости партнёров